КОММЕНТАРИИ

  • Гогольский Вакула: К ним относятся все таблетки для «мужской силы» на основе силденафила или тадалафила. Как правило,...
  • Дмитрий.: ЭССтонский(окраинный сельский диалект финского. Как «украинская мова» по отношению к Русскому...
  • Сазан: «Bоrylv Август 20th, 2014 13:13 : жаль каклов. дебилы всегда к власти у них рвались.» Ох как тяжко...
Загружается, подождите...

//

Паразиты как символ нового десятилетия или немного о церемонии Оскар-2020

10.02.2020 18:15:51

Триумф «Паразитов» Пон Чжун Хо на «Оскаре» стал неслучайным. Начиная с 2000 года, корейский кинематограф планомерно увеличивал свое присутствие на крупных фестивалях и кинорынках. РКМ рассказывает, как устроена система господдержки кино в Южной Кореи и что ждет индустрию в стране в будущем.

Как корейское кино шло к мировому успеху

У среднестатистического любителя кино абсолютная победа «Паразитов» выглядит как нечто возникшее из ниоткуда. На самом деле это далеко не так. Признание фильма Пон Чжун Хо стало следствием не так давно возникшего тренда на корейскую поп-культуру. И его можно заметить не только в кино (а скорее даже — именно не на больших экранах), а в музыкальной индустрии и стриминге.

В России видеозапись концерта BTS в прошлом году заработала в кинопрокате почти 50 млн рублей за один день. Со стримингом дела обстоят не хуже. Netflix буквально кишит сериалами южнокорейского производства, которые имеют свою достаточно широкую аудиторию, и сам заказывает в стране фильмы и сериалы

— в прошлом году вышел первый сезон великолепного зомби-хоррора «Королевство» и прекрасный фильм Ким Джи Уна «Инран: Волчья бригада».

Таким образом, триумф «Паразитов» скорее отражает тренд на все корейское, а четыре основных «Оскара», безусловно, подстегнут интерес западных прокатчиков к новым фильмам с полуострова. Ажиотаж вокруг самого Пон Чжун Хо и вовсе невозможно переоценить. Как пример, 16 января в российский прокат вышел его фильм аж 2013 года «Сквозь снег» и на 280 копиях заработал более 10 млн рублей. Остается только внимательно наблюдать за тем, как Южная Корея постепенно завоюет неплохие позиции на западном рынке. Речь, конечно же, не идет о каких-то баснословных цифрах, но признание не хуже японского точно будет.

Путь корейского кинематографа к мировому успеху продолжается уже 20 лет. За точку отсчета принято считать последний год прошлого века, когда Ким Ки Дук поразил всех в Венеции своим «Островом». А дальше были восхитительные «Пустой дом», «Береговая охрана» и «Весна, лето, осень, зима... и снова весна».

Надо сказать, что Европа отреагировала очень быстро и уже в 2004 году председатель Каннского жюри Квентин Тарантино вручал второй по значимости приз фестиваля, Гран-при, Пак Чхан Уку за выдающегося «Олдбоя», снятого в 2003-м. Тот год и вовсе можно назвать началом активной экспансии Кореи. Это очень похоже на большую мексиканскую троицу в лице Альфонсо Куарона, Гильермо дель Торо и Алехандро Гонсалеса Иньярриту, которые тремя годами ранее взорвали мир своими дебютами.

В Корее же эти роли исполнили Пак Чхан Ук, Пон Чжун Хо и Ким Джи Ун. В 2003 году первый ворвался в Европу с «Олдбоем», второй снял гениальный триллер «Воспоминания об убийстве», а третий — сногсшибательный хоррор «История двух сестер». Остается только гадать, почему корейская волна добралась от Европы до США так нескоро.

Хотя и Пак, и Пон, и Ким уже успели поработать на Западе, академики прозрели только сейчас.

Тем не менее, самый прибыльный кинорынок, начиная с 9 февраля 2020 года, освоен, и можно смело предположить, что Netflix и Amazon побегут в Корею заказывать новые сериалы и фильмы, а американские прокатчики перестанут скупиться на международных кинорынках. В этом случае и без того внушительный объем экспорта корейских фильмов ($41,6 млн в 2018 году) достигнет небывалых для страны значений.

Как устроена корейская киноиндустрия

Своего рода аналогом российского Фонда кино в Южной Корее является Совет по кинематографии (KOFIC). Как указано на сайте организации, она рассматривает планы продвижения и финансирования фильмов не только в самой стране, но и за границей. В частности, Совет официально представляет интересы всей индустрии на международных фестивалях, кино- и теле- рынках, где компании демонстрируют созданные ими сериалы и кино, а также договариваются о продажах прав на их показ в других странах.

Однако заграничными фестивалями дело не ограничивается: Совет организует собственные смотры. Например, Международный кинофестиваль в Чонджу или знаменитый Пусанский кинофестиваль, созданный в 1997 году, когда Конституционный суд Кореи упразднил цензуру в кино.

Как и во многих странах, в Южной Корее действует система квот — одна из основных мер по продвижению отечественного кинематографа. Она заключается в ограничении доли голливудских картин в прокате, которые могли бы составить конкуренцию корейским.

Согласно правилам, кинотеатры обязаны показывать национальное кино не менее 73 дней в году (еще в 2010-м это были 146 дней). Система была введена в 1993 году, когда американские проекты только начали поглощать местный кинорынок.

Судя по статистике, система квот действительно работает. В 2019 году из 50 фильмов, принесших большую кассу, 30 — южнокорейского производства. Возглавил рейтинг боевик «Экстремальная работа» («Extreme Job») режиссера Ли Бен Хона (7,29% от годовой выручки). При бюджете $10 млн картина заработала $117 млн. Следом оказались международные блокбастеры «Мстители: Финал» и «Холодное сердце 2». «Паразиты» Пон Чжун Хо в общем рейтинге заняли пятое место с $72 млн домашней кассы.

Однако независимый, авторский сектор неоднократно жаловался на отсутствие доступа к киноэкранам. В 2014 году две крупнейшие компании были оштрафованы за «монополистическое поведение» из-за показа «Холодного сердца». Тогда мультфильм Disney фактически «оккупировал» 88% местных кинотеатров, нарушив таким образом антимонопольный закон Южной Кореи. Согласно нему, предприятие, обладающее более чем 50-процентной долей на рынке считается доминирующим. Подливали масло в огонь и внушительные сборы «Холодного сердца» — $94 млн.

Между тем конкретных ограничений касательно сеансов для отдельного фильма в Южной Корее нет. В 2019 году Министерство культуры, спорта и туризма прислушалось к кинопроизводителям и поддержало их инициативу. Крупные компании выступили против законопроекта об ограничении количества показов, которые могут быть монополизированы той или иной лентой, чего не скажешь о независимых режиссерах. В поддержку квоты, в частности, высказывался режиссер Чан Джи Янг («Черные деньги»).

Противники системы квот, в свою очередь, утверждают, что правительственные ограничения в любом виде, скорее, сдерживают развитие местной индустрии, поскольку препятствуют открытой и честной конкуренции. Вместо этого Южной Корее следует больше поддерживать молодых постановщиков. При этом кинорынок Южной Кореи считается одним из крупнейших в мире. В 2018 году экспорт корейских фильмов составил $41,6 млн. Южная Корея также занимает четвертое место по объему кассовых сборов после Китая, Японии и США. В 2019-м объем выручки страны достиг $1,6 трлн (IHS Markit).

Оставить комментарий